Как расслабляются парижане

0
2

Как расслабляются парижанеПарижанин по своей природе человек торопливый, дерганый, стремящийся за день сделать десять несовместимых дел. Но в золотую сентябрьскую погоду даже самые деловитые молодые служащие банков — и те стараются не думать все время о международных кредитных ставках и выплате кредита за квартиру. О политической стагнации и экономической рецессии. О проблемах нелегальной иммиграции и собственной фрустрации по поводу отношений с подружкой. Даже они норовят в обеденный перерыв не сидеть с коллегами в ресторане, а помечтать на теплом солнышке.
Париж в такие дни превращается в подобие пляжа. Недаром у парижан есть поговорка: «Под асфальтом кроется пляжный песок». На набережной Жемапп, что вдоль канала Святого Мартина, на парапете щебечут о чем-то студентки соседней бизнес-школы, рыболовы рыбачат, пенсионеры дремлют на лавочке под платанами. У мутной воды Арсенальской гавани, близ площади Бастилии, на газоне валяются юные и вполне взрослые бездельники, мечтательно и лениво смотрят на то, как швартуются и отчаливают куда-то яхты и катера. А в парке Бютт-Шомон или особенно на Бютт-о-Кайль — «Перепелином холме» — жизнь уж вовсе деревенская. Кто-то перекидывается на травке в картишки, дамочка, присев в тени, вяжет кофточку, невдалеке компания мужчин среднего возраста медлительно гоняет металлические шары, часами играет в загадочную игру «petanque».
Даже во вполне туристских Люксембургском саду, Пале-Рояль или Тюильри — тишь да благодать. Взрослые разморенно загорают на лавочках, детишки плещутся под струями фонтана, собакам лень уйти из-под солнечных лучей: вывалив язык, они грезят о чем-то своем, французско-псином.
А на берегу Сены, на острове Святого Людовика, прямо напротив Нотр-Дам, тоже почему-то пусто и сонно. Куда же делись туристы? Парочка рыболовов: великолепные сундучки со всем необходимым, удочки на зависть, на газетке — бутылка красного, длинный хлеб, копченая колбаса, камамбер.
В скверике «бодрого дамского угодника», на острие острова Сите, на травке пикникует молодежь, а после бутербродов начинает забивать косяки. Развалившийся рядом на скамейке боец CRS, оснащенный устрашающей амуницией, безучастно отворачивается, медитирует, глядя на утку, которая что-то ловит в воде.
Как суматошному, невротическому Парижу удается так расслабляться, становиться ленивой деревней? На то он и Париж, вечно разный, меняющийся по своему желанию.
Солнце наконец заваливается куда-то в сторону Атлантики. Небо покрывается перламутровыми разводами, зажигаются огни «Города Света». Завтра Париж останется большой деревней или бросится наперегонки с собой?
Но в нем есть странные, чарующие места, где редко встретишь любопытных. Уголки, без которых «Город Цветов» стал бы только аттракционом или бизнес-центром.