В Шанхае можно увидеть многое, даже шанхай

0
1

В Шанхае можно увидеть многое, даже шанхай

Шанхай разделен рекой Хуанпу на две части: Пуси («на запад от реки»), исторический центр города, и Пудун («к востоку от реки»). На месте Пудуна еще в 1989 году выращивали рапс, сейчас здесь самый современный в Азии деловой центр. Знаковые для Пудуна высотки — небоскреб Цзинь-Мао (один из самых высоких в Азии) и третья в мире по росту телебашня The Pearl Tower (468 м), которую склонные к пышным метафорам шанхайцы называют «большими и малыми жемчужинами, падающими на нефритовую тарелку». И на Pearl Tower, и на небоскребе Цзинь-Мао имеются смотровые площадки. Есть смысл предпочесть телебашню, так как, во-первых, площадка там открытая, в Цзинь-Мао же все застеклено и поверх заляпано жирными носами; а во-вторых, внутри телебашни находится неплохой музей истории Шанхая. Есть и еще одно специальное развлечение: подняться на телебашню за полчаса до сумерек и наблюдать за тем, как Шанхай зажигает огни. Зрелище завораживающее. На небоскребах вспыхивают красные иероглифы, на мостах и автомобильных развязках появляется подсветка — рождается совсем другой, неоновый город.

Набережная реки Хуанпу со стороны Пуси называется Бунд. В английских колониях бундом назывались плотины и дамбы. Для Шанхая дамбы всегда были чрезвычайно важны. Город стоит на болоте и оседает в год примерно на 2 сантиметра. Бунд, или, как называют его местные жители, Вайтань, застраивался в 1920-1930-е годы, когда Шанхай переживал бум, соизмеримый с теперешним, и стал тогда эпицентром европейского колониализма в Китае. Поначалу иностранцам вообще разрешали строить свои офисы и гостиницы только здесь. На этом же берегу Хуанпу, в районе Юйюань, прописаны «Сад радости» и Старый город, что-то вроде варшавского Старого места, — очень органично сработанный новодел. К западу от Юйюаня — довоенный район, который занимала Французская концессия. Впрочем, тут всегда было больше русских эмигрантов, чем французских. Сейчас это один из самых фешенебельных районов города. Именно здесь находятся все модные магазины Шанхая. В русском языке слово «шанхай», однако, долгое время означало вовсе не скопление бутиков, а совсем наоборот — трущобы. Увидеть шанхай в Шанхае можно, если двинуться на северо-восток от северной стороны вокзала (транспортная улица Jiaotong Rd и окрестности). Материал, из которого эти трущобы собраны, можно найти разве что в романах Гибсона. Кусочки камней, рваная рисовая бумага, замешанная на жвачках пыль, оплавленный полиэтилен на окнах, а сверху, рядом с трубой от буржуйки, картонка с двумя иероглифами, написанными тряпкой: «Ма-Цзян» (маджонг). Кроме мацзяна здесь можно купить ворованный велосипед за $10 или втроем пообедать за доллар (только прибавьте к счету стоимость пачки имодиума или похожего желудочного средства — это примерно $5).

Еда

История про то, что китайская еда — это адская смесь метафизики, медицины и геополитики, сочинена далекими от этих трех дисциплин людьми. Китайская кухня, как и всякая приличная кухня в мире, — это история прежде всего про еду. Более острую. Менее острую. Разную. В Шанхае предпочитают не очень острую пищу, приготовленную либо на пару, либо методом медленного вываривания. Главная претензия китайских патриотов к шанхайской еде: она в сравнении с пекинской и сианьской нарочито соленая. Пекинцы и сианьцы подозревают, что таким образом шанхайцы демонстрируют — именно они есть соль китайской земли. Но это не так, просто в Шанхае исторически соль не была проблемным компонентом гастрономии. Во всем мире — была, из-за соли даже велись кровопролитные войны, а в Шанхае соль всегда буквально под ногами. Из хрестоматийного набора китайской стряпни шанхайцы предпочитают один — похожий на фондю и называемый здесь хо-го, что буквально значит «огненная сковорода». Русские называют это развлечение «китайский самовар». Еду в таком самоваре нужно варить самому, постепенно подкладывая ингредиенты в кипящий в центре стола казанок. Самое сложное — определиться с типом основного бульона: их в хорошем ресторане десятки. Ингредиентов сотни, поэтому с ними проще: берите наугад, так и вкуснее, и интереснее.

Очевидно, что такому явлению, как фьюжн, совершенно естественно иметь прописку в Шанхае. Франция, Германия, Россия, Англия и Китай в одной шанхайской тарелке. Собственно говоря, фьюжн — это сплав, а по сплавам Шанхай всегда в первых рядах. Интересно, что с той стороны (китайской) тоже есть ощущение фьюжна: например, если подать красную хурму (так там называют помидоры) с солью, а не как принято у китайцев — с сахаром.

При всей склонности к неожиданным гастрономическим поворотам в Шанхае норма — хорошее французское вино. Пивных креветок здесь едят живыми, перед этим выдержав в китайском рисовом пиве; говорят, отлично идет с караоке.

Меню

01. Жоу-бин (лепешки с начинками)

Универсальный завтрак. Начинки: соевый соус, имбирь, чеснок, уксус, красный перец в кунжутном масле

02. Хэфань («еда в коробке»)

Комплексный обед — гениальное — наравне с порохом и мороженым — изобретение китайской цивилизации. Масштабная порция риса плюс два-три блюда по выбору. Хэфань доступен, как правило, в обеденное время почти на всех улочках и переулках

03. Мифань (отварной обжаренный рис)

В отличие от остального китайского фаст-фуда жареным торгуют не с велосипедов, а в ларьках и ресторанчиках. Подходите, тыкаете пальцем на разные ингредиенты (стоимость каждого от 0,1 до 0,5 RMB)

04. Чоу-доуфу («вонючий тофу»)

Кусочек феноменально зловонного соевого творога размером с кусок рафинада может стоить, как целый обед. Есть чоу-доуфу нужно не нюхая, но довольно сложно подойти и купить его не дыша: радиус миазмов — 10-50 метров в зависимости от силы ветра

05. Каожоу (шашлычки)

В ход идет все: от каракатиц до личинок шелкопряда и скорпионов. Выбирать нужно шашлычки на деревянных палочках — железные, скорее всего, окажутся велосипедными спицами. Считается, что скорпионов нельзя есть больше девяти в год — можно отравиться

06. Бинтан-хулу (сласти)

Щедро обсыпанные кунжутными зернами и залитые карамелью кусочки боярышника, ананасов, мандаринов и других плодов

07. Байцзю («белое вино», китайская водка)

Душистая смесь одеколона со слезоточивым газом (крепость 56°) — не так страшна, если закусывать горячей китайской едой. Именно поэтому ее практически не предлагают в барах — только в ресторанах

08. Пицзю (пиво)

Китайское пиво очень легкое из-за добавления риса, душистое из-за добавления трав и вкусное из-за глютамата натрия. Оно почти не пенится, потому что газировано искусственно. Еще одно важное отличие китайского пива — объем бутылки. Классический европейский объем — 0,5 л, у китайцев — 640 мл. Число выверено миллиардами потребителей

09. Кафэй (кофе)

Шанхайский кофе москвича не удивит. Между тем для китайца шанхайский кофе — настоящая достопримечательность. В остальном Китае пьют чай, и найти настоящий кофе бывает сложно. На всякий случай лучше избегать кофеен с рекламой Pepsi: мистическим образом это плохо влияет на кофе

10. Шуэй (вода)

Воду можно пить только из бутылок, купленных в магазине. Из кранов тут течет не вода, а концентрат вредных для желудка бактерий, такой антилинекс

11. Хунцзю или путаоцзю (красное вино)

То же, что и с кофе

12. Хуанцзю или мицзю (желтое рисовое вино)

На вкус — от напоминающей саке подогретой рисовой браги (в ресторанах) до вполне пристойных рисовых портвейнчиков (на продуктовых рынках)

Клуб

Шанхай всегда был беспокойным городом, что, в общем, неудивительно для мировой столицы опиума и колыбели китайской революции. Сегодня главный местный предмет беспокойства — котировки акций и рост местного ВВП. Однако новое время не отменило разухабистой ночной жизни, просто стимуляторы у него другие.

Квинтэссенция нового разгульного Шанхая — бар и ресторан The Door — принадлежит влиятельному дизайнеру Вану Синчжэну, с какого-то перепугу увлекшемуся антиквариатом. Двери в клубе родом из XVI века, а мебель — XVI-XIX веков. Чтобы попасть в туалет, нужно пройти сквозь пятиметровой высоты ворота древней шелковой фабрики Да-Шэн. Бар, занимающий весь третий этаж здоровенного особняка, тоже снабжен преклонного возраста самораздвигающимися дверьми. Кроме выдающихся калиток и затворов в The Door имеются кресла времен династии Мин и каменный трон XIV века. В VIP-комнате стоит пятисотлетнего возраста кресло для занятий сексом. По своему прямому назначению, впрочем, оно — по крайней мере, официально — не употребляется.

Каждый вечер, кроме понедельника, в 10 часов сюда приходят удивительные люди. Они настраивают свои китайские эрху, пипы и цини и играют на них европейские скрипичные сонаты, а также песни Наташи Атлас. Слушать выступления и пить свежевыжатый огуречный сок в The Door приходит шанхайская богема, уцелевшая в городе вопреки запрету опиума, китайской революции и регулярному росту котировок акций и ВВП.

Арсений Попов | 20 апреля 2004

http://mir.afisha.ru