Страна-неожиданность: Иорданское Хашимитское Королевство

0
0

Страна-неожиданность: Иорданское Хашимитское Королевство

Попадая в Иорданию, поначалу теряешься: меньше всего ожидаешь увидеть среди ближневосточной экзотики европейские черты…

Американские роверы никогда не катались по поверхности Марса. Эта мысль неотступно будет преследовать всякого, кому посчастливится оказаться в иорданской пустыне Вади Рам. Насыщенно-розовый, даже карминный песок, песчаные же скалы, струящиеся багрянцем и чернотой. Белесое, словно вылинявшее, небо. Так выглядит ландшафт Красной планеты на опубликованных NASA фотографиях. Правда, сходство немного портят редкие перья порыжевшей травы и глубокие колеи в песке, оставленные колесами бедуинских джипов. В этих краях они не менее популярны, чем верблюды – хотя сейчас на них ездят разве что местные мальчишки да падкие на экзотику иностранцы.

Кстати, когда устав от шатания по пескам, туристы доберутся до лагеря бедуинов, им непременно предложат кофе с кардамоном или ромашкового чаю с мятой. Как, впрочем, и в любом другом уголке страны. Чаще бесплатно и всегда – с улыбкой.

Законы гостеприимства в Иордании уважают. Да и законы вообще: уровень преступности в стране едва ли не ниже, чем в Скандинавии, а слово «мафия» до сих пор воспринимается как нечто киношное. В каждой семье есть, по меньшей мере, один нарезной ствол, бедуинам официально разрешено иметь автоматы, однако преступления с применением оружия крайне редки. «Все просто, – объясняет наш гид Исса, – суд может оправдать виновного, но у пострадавшего есть родственники».

Вопреки ожиданиям (на востоке страна граничит с бушующим Ираком, на западе – со столь же мятежной Палестинской автономией) в Иордании царит мир. Единственным напоминанием о том, что в регионе неспокойно, служат БТРы у посольств США и Израиля да армейские блок-посты на дорогах. Впрочем, солдаты откровенно скучают. Снятые бронежилеты и незаряженное оружие ясно указывают: они здесь скорее для порядка. Так было до недавних терактов – первых за 35 лет – так, вероятно, будет и после них.

Настоящей работой по обеспечению безопасности занимаются спецслужбы. В свою бытность принцем их создал нынешний король Абдалла II . Монарх и сейчас покровительствует спецназу, лучшему в арабском мире. Поговаривают даже, что международную выставку техники и оружия особого назначения SOFEX начали ежегодно устраивать в столице страны Аммане, чтобы король мог лично ознакомиться с новинками в этой области.

При этом Иордания – наглядное доказательство того, что арабы вообще и мусульмане в частности, мягко говоря, не столь воинственны и свирепы, как принято считать на Западе. Здесь приветливы к иностранцам и умеют уважать чужие обычаи. В курортной зоне красноморского городка Акаба на одном пляже можно встретить и облаченных в черное правоверных мусульманок, и европеек в весьма откровенных купальниках. Вообще-то ничего удивительного в этом нет: без терпимости, прежде всего, религиозной, Иордания просто не состоялась бы как государство. Мусульмане считают эту землю благословенной: она расположена между тремя мусульманскими святынями: Мединой, Меккой и Иерусалимом.

Для христиан и иудеев это страна, в которой происходила большая часть событий, описанных в обоих Заветах. К примеру, здесь находится гора Небо, с которой Моисей увидел Землю обетованную. Здесь же, в резиденции Ирода – крепости Мукавир – убили Иоанна Предтечу. И тут, в водах Иордана, был окрещен Иисус Христос. Сегодня по этой узенькой – метров семь – речке проходит граница с Израилем. Но ни контрольной полосы, ни пулеметчиков на вышках не увидишь. У самого забора строится православный храм, а единственный солдат, которого мы видели, подавал кирпичи каменщикам. Не удивлюсь, если во время намаза он расстелит коврик в тени церкви – хотя бы потому, что это единственная тень в округе.

Впрочем, миролюбие иорданцев имеет и другую причину – вполне прагматическую. Один из амманских лавочников объяснил это очень просто: «Война мешает торговле».

Торговля кормит эти земли не одну сотню лет. Когда-то на ней построило свое могущество Набатейское царство. Его столицу Петру не решились штурмовать даже римляне, но стоило маршрутам караванных путей измениться, и город вымер. Теперь руины продают туристам (буквально – по полдинара камешек) или киношникам. Знаменитый Индиана Джонс и последний крестовый поход снимался именно в Петре. Причем живущие здесь бедуины работают… бедуинами, предлагая иностранцам сувениры, а также гужевое «такси», и получая при этом зарплату от правительства.

«Воды нет, полезных ископаемых нет…» Это не булычевская планета Шелезяка – ресурсы Иордании крайне скудны. Исключение составляют разве что фосфаты, по экспорту которых страна занимает лидирующие позиции в регионе. Нефти нет вообще, а пахотные земли составляют всего 4% территории. При этом в рейтинге конкурентоспособности национальных экономик, составленном специалистами Всемирного экономического форума, страна заняла 34-е место из 102.

Не знаю, есть ли у арабов пословица о ласковом теленке, но Иордания ведет себя примерно так же. Она давно стала своеобразной копилкой арабского мира: здесь расположились офисы практически всех банков Ближнего Востока. Недаром эту крохотную страну называют арабской Швейцарией. Сходство дополняют отличные дороги и совершенно необычная для Востока чистота – здесь действительно моют улицы шампунем. Да и цены здесь вполне европейские, все-таки один динар стоит полтора американских доллара.

Иордания традиционно дружна с Евросоюзом и США. После того как Амман и Вашингтон подписали договор о беспошлинной торговле, объем иорданского экспорта в Америку вырос на 80% и составил $ 428 млн.

Развиваются и контакты с Украиной. За последний год товарооборот между двумя странами перевалил за $ 80 млн. На SOFEX -2004 украинский военпром получил контракт на модернизацию иорданской бронетехники. Любопытно было бы узнать, насколько влиятельно здесь было лобби роксолан: едва ли не каждый третий учившийся в Украине иорданец вместе с дипломом привез на родину и жену.

Проще перечислить страны, с которыми Иордания не торгует. Здесь повсюду встречаешь свидетельства того, что глобализация идет полным ходом. Собственно иорданские сувениры трудно найти даже у бедуинов: «Эта монета, сэр, – копия римской, китайская». В лавках – пакистанские слоники, индийские бусы, иранская бирюза. Даже крышки люков на улицах Аммана помечены гордым Made in China .

Не забывают здесь и о ближайших соседях. Королевство первым из арабских государств сумело найти общий язык даже с Израилем: при его содействии в Аккабе была создана свободная экономическая зона, а в Тель-Авиве вскоре откроется филиал Амманского университета. И это при том, что больше половины населения Иордании составляют палестинцы. Хотя многим из них подобное сближение не нравится, монаршью власть здесь чтут.

Портреты Абдаллы висят повсюду. В английском костюме или в платке-куфии, парадные в офицерском кителе или домашние – с детьми и королевой Ранией. Если бы августейшие особы участвовали в конкурсах красоты, она бы с легкостью стала как минимум финалисткой.

При этом о культе личности в привычном нам понимании не может быть и речи. Монарха искренне считают отцом нации, а его семейство – сердцем «клана», объединяющим всех жителей страны. Кстати, первым в телефонном справочнике Аммана стоит прямой телефон королевского дворца.

Короля почитают и по другой, не менее весомой причине: из рода Хашимитов, правящего Иорданией, вышел сам пророк Мухаммед. А теперь вспомним, что в стране 95% населения – мусульмане.

Разумеется, в королевстве не все идет гладко. Война в Ираке, который был основным поставщиком нефти, заставила иорданцев искать новые источники энергоносителей. С учетом того, что другие арабские государства недовольны тем, что монарх водит дружбу с Израилем, это было нелегко. Остался открытым и палестинский вопрос: иорданцев настораживает политика соседей в отношении автономии.

Наконец уровень безработицы, по некоторым подсчетам, достигает 30%. Однако нищих здесь нет: обеспечением неустроенных занимаются их семьи. Амманские таксисты любят рассказывать историю о двух братьях. Один из них, разбогатев, решил построить себе дом. Но тогда же второй потерял работу. Первый дал ему половину своих денег, чтобы тот тоже обзавелся жильем. И теперь они живут каждый в своей недостроенной вилле. Мне эти особняки показывали. Правда, каждый раз разные. Но разве это имеет значение?

Автор: Алексей Кафтан (Киев — Иордания– Киев)