Сиань — это цементные тротуары и сонм магазинов.

0
1

Сиань — это цементные тротуары и сонм магазинов.

Если самолетом Синьцзянской авиакомпании пересечь горы Восточного Тянь-Шаня, безводные пространства пустыни Гоби и горную систему Няньшаня, то – через три часа полета — вы окажетесь в Сиане. Несмотря на удаленность от основных международных транспортных путей, Сиань в последнее время посещает до полумиллиона иностранных туристов. В основном это американцы и японцы, визит которых приносит городской казне ежегодный доход до 200 миллионов долларов. Для нас же древняя столица Китая — «неизвестная страна».

Дорога из аэропорта, принимающего, кстати, самолеты всех типов, в южную часть Сианя, где расположены почти все университеты, проходит через центр города. С древнейших времен здесь сохранилась строго геометрическая планировка: улицы пересекаются под прямым углом, а главные проспекты так и называются по сторонам света: Восточный, Западный, Северный, Южный. Огромные толпы текут по улицам. Среди огромных толп, маневрируя с удивительной ловкостью (в городе почти нет светофоров), движется множество автомобилей, автобусов (в том числе двухэтажных), мотороллеров, велосипедов и велосипедных тележек, груженных овощами, фруктами, коробками, ящиками, мебелью. В этом броуновом движении мелькают потертые бархатные балдахины, укрывающие от жаркого солнца тележки велорикш – как правило, это пожилые, до черноты загорелые крестьяне в соломенных шляпах. Они трусят среди роскошных машин, развозя своих модно одетых молодых седоков с «дипломатом» на коленях и сотовым телефоном возле уха. В воздухе висит странная серая дымка. Это цементная пыль, которая поднимается колесами многочисленного транспорта. Дело в том, что дороги здесь покрывают не асфальтом, а цементом, так как на жаре (летом столбик термометра поднимается до 40-градусной отметки и ни капли дождя), асфальт плавится. Так что увидишь сквозь цементную вуаль чистое голубое небо.

С первых же мгновений город впечатляет. Среди ультрасовременных, с зеркальными стеклами громад банков, финансово-промышленных компаний вдруг, словно цветок на модном костюме, мелькнет дом в национальном стиле, с изогнутыми вверх карнизами красных черепичных крыш. В череду роскошных супермаркетов неожиданно врезаются живописные маленькие лавчонки, дорогие рестораны органично дополняются многочисленными импровизированными закусочными под открытым небом, занимающими порой все пространство вдоль улиц и призывно влекущими своими немыслимыми аппетитными ароматами, устоять перед которыми невозможно.

Многочисленные магазины и рынки – едва ли не самая яркая примета города. На Восточном проспекте, почти на всем его протяжении, начиная от центра, магазины сплошь следуют один за другим. У каждого есть своя «визитная карточка» – огромные воздушные шары с традиционной рекламой. Они трепещут от малейшего ветерка, рвутся ввысь и, играя многоцветьем, делают дома и улицу празднично-нарядной. В Сиань за покупками съезжается чуть ли не вся провинция. К тому же жизненный уровень людей неизменно растет. Прилавки буквально ломятся от самых разнообразных товаров и, что важно, преимущественно китайского производства. У нас принято считать, что китайские вещи низкого качества. Это не так. Большая их часть, действительно, рассчитана на массового, порой весьма непритязательного покупателя и стоит дешево. Однако здешняя промышленность выпускает и прекрасные изделия, соответствующие международным стандартам. Конечно, цена на них, как и на импорт, достаточно высока.

А о здешних рынках – ярких, шумных, заваленных дешевой, экзотической продукцией, можно говорить бесконечно. Чего только ни привозят в город трудолюбивые китайские крестьяне! От обычного картофеля, традиционного риса и красного перца до ананасов, манго, кокосов, «китайского крыжовника» киви и еще многого, чему и названия-то не знаешь. Все красивое, свеженькое, даже живое: куры, кролики, голуби, лангусты, змеи, черепахи. И удивительные обитатели моря, хотя от города до него – тысячи километров. Торгуют в основном женщины, а рядом с ними непременно копошатся маленькие дети. Приобщаются к делу…

Сиань интенсивно строится. При этом специальной строительной техники почти не видно, особенно при возведении малоэтажных домов. Многое делается вручную – наверное, это отчасти позволяет бороться с безработицей. По утрам на городских улицах можно увидеть сотни людей, устроившихся на тротуаре в тени деревьев в ожидании какой-нибудь работы. Это своеобразная биржа труда под открытым небом, в основном для приезжающих из ближних деревень.

Особенно привлекает и туристов и местных жителей восточная и южная части города, и в первую очередь – Озеро лотосов. Так называется большой живописный парк, часть которого занимает собственно озеро, усеянное царственными цветами. Местная публика, судя по всему, обожает кататься на лодках среди их изысканной красоты. А поодаль, среди цветов и деревьев – читальни, спортивные площадки, зверинец. Когда-то на этом месте были ворота Запретного города столицы Танской династии и императорский пруд для выращивания лотосов. Напротив парка раскинулись корпуса Политехнического университета, в котором учился нынешний руководитель КНР Цзян Цзэминь. Об этом в Сиане знают даже маленькие дети — и, видимо, гордятся. Сиань славится своими памятниками, особенно памятниками древней культуры. Центр города окружен одной из самых грандиозных древних построек – стеной эпохи Мин, совсем недавно отреставрированной. Над четырьмя воротами, соответственно частям света, возвышаются сторожевые башни. Еще несколько башен, поменьше, расположены по всему огромному периметру высокой стены, с которой открывается прекрасная панорама. От Южных ворот хорошо видны, например, Колокольная и Барабанная башни XIV века. Ярко освещенные по вечерам, они нарядным мазком врезаются в городской ландшафт. В самом центре города на 36 метров вздымается Колокольная башня (Чжунлоу). Некогда в ней висел колоссальный колокол, отбивавший время, – отсюда и название. В 33-метровой Барабанной башне (Гулоу) для тех же целей был подвешен огромный барабан. Золотисто-красные ажурные этажи этой красавицы возвышаются над плоскими крышами мусульманской части города, населенной в основном выходцами из северо-западных районов Китая. В частности, уйгурами. Неподалеку разместились две знаменитые пагоды – Большая, Даяньта, сооруженная в 652 году, и Малая, Сяояньта, 707 года. Именно здесь жил и переводил буддистские книги, привезенные им из Индии, знаменитый монах Сюань Цзан. Но все это как бы прелюдия к одному из самых значительных памятников мировой культуры – легендарному погребению времен Цинь Шихуана, открытому в 1974 году. Находка китайских археологов представляет собой огромную, около 230 метров длины и свыше 60 метров ширины, шахту-гробницу, в которой плотными рядами стоят терракотовые фигуры воинов, боевые колесницы, запряженные четверкой лошадей, шеренги знаменосцев и генералов, здесь же расположен командный пункт императора. Когда-то статуи были раскрашены, о чем свидетельствуют следы живописи, каждый терракотовый воин, как человек, сохранил индивидуальные черты. «Подземная армия», выстроенная в боевом порядке, очевидно, была призвана символизировать мощь государства, созданного Цинь Шихуаном. И хотя из четырех шахт вскрыта только одна и раскопано около 300 фигур (а всего их, как полагают ученые, несколько тысяч), зрелище это впечатляющее! Недалеко отсюда находится и могила самого грозного императора – курган высотой более 30 метров и диаметром 700. Пока раскопки здесь не ведутся, но ученые уверены: здесь их ждут интересные открытия. За четверть века с сианьскими воинами познакомились десятки тысяч туристов, в том числе руководители многих стран мира: Ж.Помпиду, Р.Ганди, Р.Рейган. С посещения достопримечательностей Сианя начал свой официальный визит в Китай в 1998 году и Билл Клинтон.

В 7 езды на автомобиле на север от Сианя, в горах, находится знаменитый Шаолиньский монастырь, с которым связана история возникновения и развития знаменитых боевых искусств у-шу. В одном из монастырских дворов доселе сохранились деревянные скульптуры, изображающие бритоголовых монахов, застывших в разнообразных позах у-шу…

Но все-таки о Сиане, точнее — сначала — о его Южном районе, именуемом студенческим. Здесь сосредоточено большинство вузов города: нефтяной, геолого-разведочный, педагогический, иностранных языков, медицинский, юридический, автодорожный. Университеты – это целые городки, в которых есть все для полноценной жизни и занятий. В них, как правило, много зелени, цветов, причудливых фонтанов и беседок. А оригинальная архитектура зданий и скульптуры-символы раскрывают профиль каждого вуза. Так, по мраморным изваяниям в Политехническом университете можно проследить историю великих китайских открытий. Например, изобретение бумаги, производство шелка, создание компаса, сейсмографа, пороха. Сианьский университет иностранных языков – самый крупный среди подобных вузов Китая. Оставив позади ультрасовременный комплекс телецентра, сворачиваем с широкого Южного проспекта на узкую непрезентабельную улочку, по обеим сторонам которой теснятся крохотные магазинчики и лавчонки, торгующие продуктами, одеждой и всякой всячиной, и неизменные закусочные под открытым небом, где можно дешево и быстро поесть. Эти закусочные, где колдуют над своим варевом, как правило, молодые мужчины, источают необыкновенно пряный аромат, сразу заставляющий подумать о еде. Неожиданно сплошная цепь торговых рядов обрывается и за невысокими металлическими воротами появляется широкая аллея огромных платанов, упирающаяся в строгое серое здание с высокими окнами – учебный корпус университета. В другом конце университетского городка, отделенные стадионом, раскинулись дома китайских преподавателей. А спорт здесь любят, особенно настольный теннис, баскетбол и, конечно, футбол. У людей постарше очень популярна тайцзичуань – уникальная система гимнастических упражнений (чего стоят одни названия: «Обезьяна, приносящая дары», «Хобот слона», «Удары молота»), уходящая корнями в глубь веков. Не только в университете, но и в городских скверах и на площадках возле жилых домов часто можно наблюдать группы людей, которые под специальную музыку выполняют эти оригинальные упражнения. Считается, что занятия тайцзичуань укрепляют физически и духовно, помогают бороться с недугами, повышают жизненный тонус.

Однако, что странно для студенческой среды, встретить юношей и девушек, прогуливающихся обнявшись, как водится чуть ли не во всем мире, практически невозможно. И это не только дань консерватизму или традициям, не позволяющим демонстрировать свои отношения: существующие правила запрещают студентам вступать в брак. Нарушение сурово карается – отчислением из университета.

Кстати, все студенты, независимо от того приезжие они или сианьцы, должны жить в общежитии на территории вуза. Общежития делятся на женские и мужские. Всякий раз в часы завтрака, обеда или ужина (а это время строго соблюдается) наблюдается странное движение строя молодых людей с большими термосами в руках: это студенты отправляются за кипяченой водой. В общежитии нельзя готовить еду (да и для этого нет условий) или кипятить чай. Поэтому студенты питаются в университетской столовой или в закусочных, в изобилии раскинувшихся неподалеку на торговой улице. С кружками и термосами студенты приходят и на занятия: из-за сухого климата здесь пьют много зеленого чая. В буднях Сианьского университета как в зеркале отражается сегодняшняя судьба китайского высшего образования. Сейчас оно переживает время реформ, смысл которых состоит в том, чтобы дать университетам большую самостоятельность. В частности, самим решать, как и каких готовить специалистов, в зависимости от социальных запросов. Особая статья – плата за обучение. В большинстве случаев приходится раскошеливаться самим студентам на 4–5 тысяч юаней в год (примерно 540 долларов). Некоторые вузы живут за счет государственных средств. Специальные «студенческие» фонды создают частные компании и фирмы. Широко практикуется, например, оплата обучения потенциальными работодателями, которые предусмотрительно заботятся о будущих квалифицированных кадрах. Есть немало предпринимателей-меценатов, помогающих учебным заведениям. Так, в Сианьском университете иностранных языков из средств, предоставляемых одним из предпринимателей, выплачиваются повышенные стипендии особо успешным студентам. Вообще-то стипендии устанавливаются в зависимости от успехов в учебе и составляют в госуниверситетах от 100 до 200 юаней (1 доллар – 8,3 юаня). Сейчас в Китае более 1000 вузов и свыше 3 миллионов студентов (между прочим, в 1966–1969 годы, в разгар «культурной революции» в вузы не было принято ни одного человека). Много молодежи отправляет Китай на учебу в другие страны. Словом, в том внимании, которое уделяет сегодня Китай подготовке специалистов с высшим образованием, видится залог динамичного продвижения страны по пути прогресса.

Источник: «Иностранец», автор — Юрий Вьюнов